2 лютого, 2023

Феминизм в Украине: шаги навстречу себе. Ч. 3. Женский активизм

11 лютого 2022
Поширити в Telegram
369
Оксана Кись

Президентка Украинской ассоциации исследовательниц женской истории, докторка исторических наук, старшая научная сотрудница отдела социальной антропологии Института народоведения НАН Украины, соосновательница Украинской ассоциации устной истории. С 1994 года исследует женскую и гендерную проблематику в рамках украинской истории и исторической этнологии; текущие научные интересы сосредоточены в сфере устной женской истории и повседневной жизни украинских женщин в чрезвычайных исторических обстоятельствах.

Перевод с украинского Ирины Малышевской.

Фемінізм в Україні: кроки назустріч собі. Ч. 3.  Жіночий активізм

Обретенная идентичность: женский активизм от пробуждения феминистского сознания до феминисткого действия

Особую роль в подъеме феминистского сознания в женском активизме сыграло ежегодное празднование Международного женского дня 8 Марта[1]. В постсоветской Украине этот советский праздник оказался наиболее живучим из всех «красных дней» календаря[2]. Его первоначальный смысл в течение ХХ века был искажен: его лишили феминистской сущности солидарности женщин в борьбе за свои права и использовали для пропаганды советского образа жизни. В 1980-х этот день вообще превратился в «праздник весны, красоты, любви и вечной женственности» — некий гибрид Дня святого Валентина и Дня матери.

  

  

  

Советские граждане привыкли громко отмечать этот праздник в трудовых коллективах и в семьях, раз в год прославляя и одаривая женщин за их истинно женские черты и добродетели. Тем временем у советских руководителей появилась новая традиция — публично поздравлять женщин в этот день, всячески подчеркивая многочисленные преимущества жизни при социализме и игнорируя многообразные проявления дискриминации[3].

Больше о трансформации смыслов 8 Марта читайте в статье Оксаны Кись «Права и тюльпаны: почему мы до сих пор отмечаем 8 марта?»

В независимой Украине, несмотря на смену государственной идеологии, руководители всех уровней продолжили позднесоветские традиции. Представители антагонистических политических партий оказались единодушны в консервативном видении, прославляя женщин за семейные роли, женские прелести и поздравляя с весной[4].

Последней каплей, переполнившей чашу терпения феминисток, стало поздравление от Виктора Ющенко в марте 2008 года:

Дорогие украинские женщины! Я поздравляю вас с праздником весны, с праздником женской красоты, которая сегодня расцветает в Украине. В моем сердце — самые нежные чувства к вам. Любим вас, почитаем вас и благодарим вас — наших матерей, наших жен, любимых и подруг, наших дочерей — всех самых важных женщин в нашей жизни. С праздником любви и надежды я поздравляю вас, самые очаровательные, самые лучшие в мире украинские женщины![5].

Насквозь эссенциалистская риторика (рассматривающая женщин только через призму их семейных ролей и извечных женских добродетелей) поразила всех, кто верил, что президент, подчеркивавший преданность демократии и собственноручно подписавший Закон Украины «О равных правах и возможностях женщин и мужчин в Украине» (2005), искренне поддерживает идею гендерного равенства. Возмущенные таким лицемерием украинские женщины — активистки, ученые, специалистки — опубликовали открытое письмо к главе государства, в котором отказались признавать себя «слабым и прекрасным полом». Выражая недовольство подчеркиванием чисто «женских добродетелей», успешные женщины требовали от президента видеть в них полноценных гражданок и ценить за профессиональные, интеллектуальные, творческие и политические достижения, а вместо поздравлений с весной — действенно способствовать гендерному равенству во всех сферах[6].

Несмотря на это, лидеры политических сил у власти один за другим выдавали сексистские «перлы»:

― «не женское дело — проводить реформы» (Николай Азаров, на то время премьер-министр Украины, март 2010);

― «когда начнется тепло и в городах украинских начнут раздеваться женщины, то это прекрасно» (Виктор Янукович, на то время президент Украины, январь 2011);

― «только женщина должна выполнять всю домашнюю работу» (Иосиф Винский, на то время народный депутат, февраль 2011);

― «высшее призвание женщины ― быть матерью, хранительницей семейного очага» (Владимир Литвин, на то время глава Верховной Рады, март 2011).

Литвин даже пошел дальше и, комментируя потребность в политических квотах, сказал:

Мужчина — это высшее существо, поскольку женщина создана была из ребра Адама, соответственно она уже стоит сразу на низшей ступени,

— значит, привлекать женщин в политику противоестественно[7].

Острая реакция на этот дерзкий выпад последовала незамедлительно: в СМИ было обнародовано открытое письмо от более чем двух десятков женских общественных организаций[8]. Исключительное значение этого события в том, что впервые в истории независимой Украины общим фронтом выступили материковые и диаспорные женские общественные организации различной направленности, засвидетельствовав солидарность в противодействии сексизму. Это должно было стать сигналом для украинского правительства, которому десятилетиями удавалось вести двойную игру: на словах поддерживать гендерное равенство, а на деле перекладывать большую часть работы на общественный сектор[9].

В это же самое время в Украине рождается уличный феминистический активизм. Первый феминистический марш 8 Марта в Киеве состоялся в 2008 году по инициативе анархистского феминистского коллектива «Свободная». Тогда по Крещатику прошлись 30–40 человек.


Марш в 2008 году

Читайте также:

Анна Гриценко «Марши 8 Марта: изобретение феминистической традиции»

Оксана Кись «Украденный праздник: исторические трансформации смысла 8 марта»

Поворотным стал 2009 год: разные по форме акции протеста прошли в нескольких больших городах (Харьков, Львов, Черновцы) по инициативе местных женских союзов.


Марш в 2009 году, Львов

Значение этих событий для украинского женского движения трудно переоценить: украинские феминистки впервые вышли в публичное пространство, чтобы привлечь внимание общественности (а не только узкого круга исследовательниц, активисток или чиновников) к проблеме всепроникающей гендерной дискриминации[10].

Различные образовательные, культурные, общественно-политические акции по случаю Международного дня прав женщин стали массовыми и получили медийную огласку в 2010–2011 годах в связи с празднованием 100-летия этого праздника[11]. Первый открытый феминистический марш с лозунгом «8 Марта — политический праздник» состоялся в Киеве в 2011 году по инициативе объединения феминистских групп «Феминистическая офензива».

Рассматривая женский активизм этого периода, нельзя обойти вниманием движение FEMEN, возникшее в 2008 году и ставшее известным в Украине и мире благодаря специфической форме протеста: активистки модельной внешности выходили на акции с обнаженной грудью. Стоит отметить, что в Украине FEMEN (в лице их лидерки Анны Гуцол) всячески отмежевывались и от феминизма; только после политической эмиграции лидерок в Западную Европу в 2013–2014 годах в пресс-материалах группы появилось слово «феминизм».

Украинские исследовательницы женского движения и активистки других общественных организаций крайне неоднозначно воспринимали деятельность FEMEN, оценки колебались от полного одобрения до острой критики и осуждения[12].

Далеко не во всех акциях FEMEN прослеживалась связь между формой протеста и проблемой, на которую он направлен. Изначально женщины выступали под лозунгом «Украина не бордель» против проституции, секс-туризма и сексуальной эксплуатации женщин, используя свои обнаженные тела как инструмент такого протеста. Это шокировало общественность и заставляло задумываться над проблемой. Но когда обнаженная грудь пошла в ход в акциях, связанных со свиным гриппом или поражением украинской сборной на Олимпийских играх, этот метод стал вызывать сомнения. Женское тело не может быть одиноким инструментом протеста, эпатаж не может быть единственным способом борьбы. Окончательно движение FEMEN было дискредитировано, когда его участницы снялись в эротической фотосессии для мужского журнала Loaded. Как показало время, жизнеспособным это движение не стало, хотя последовательницы FEMEN до сих пор проводят одиночные акции в разных странах, медийная волна интереса к их деятельности спала[13]. Организация FEMEN так и не стала частью украинского женского движения не только из-за целенаправленной самоизоляции (активистки не искали контакта или сотрудничества с другими организациями) и отсутствия какой-либо четкой феминистской программы, но и потому, что инициатива в создании и деятельности этой группы, как оказалось, не принадлежала ее участницам. То, что организатором и режиссером всех акций FEMEN был некий Виктор Святский, который, к тому же, сверхупотреблял властью над зависимыми от него девушками (которые фактически находились на его иждивении), убедительно показала в своем изобличающем документальном фильме “Ukraine is not a brothel” (2013) молодая австралийская журналистка Китти Грин[14].

Благодаря огромной огласке акции FEMEN стали ассоциироваться в общественном сознании с феминизмом в целом (некоторые до сих пор пишут «фемЕнизм»), из-за чего деятельность других феминистических организаций, которые реально решают многочисленные проблемы украинских женщин, стали воспринимать сквозь призму экзальтированных «секстремисток». С другой стороны, явление FEMEN вызвало довольно серьезную дискуссию внутри украинского женского движения — о границах феминизма, о способах и средствах достижения целей и цене таких достижений.

В контексте перерастания феминистского сознания/идентичности в феминистское действие особенно показательна деятельность Феминистической офензивы[15]. Сепаратистская низовая женская инициатива опубликовала «Манифест Феминистической офензивы», в котором остро критиковала современный патриархат и подчеркивала принципы интерсекционального феминизма. За время своего существования в 2010–2014 годах группа организовала несколько научно-культурных мероприятий феминистического направления и массовых уличных маршей[16]. Деятельность и программные документы Феминистической офензивы засвидетельствовали довольно радикальный, революционный характер организации, которая отказывается от любых форм сотрудничества с властью и направлена ​​на изменение действующего патриархального уклада общества.



Инициативы Феминистической Офензивы

С появлением Феминистической офензивы можно говорить о завершении процесса формирования полноценного женского движения в Украине, в котором представлен полный спектр организаций — от наиболее консервативных (традиционалистских) до наиболее радикальных (квир и анархо-феминистских), включая большой сегмент феминистских групп либерального типа. Это разнообразие прослеживается и в информационных проектах на гендерную тему, которые развились в 2010-х годах. Повага, WOMO, TheDevochki, Update, Гендер в деталях, 50 процентов, Журнал «Я», Критика феминистская, группа Феминизм.УА в Фейсбуке имеют различную идеологическую направленность.

В то же время в рамках самого женского движения прослеживается четкая специализация по направлениям деятельности: политические, социальные, правозащитные, образовательные, исследовательские, профессиональные, культурные и т.д. Заметной частью фемактивизма являются также организации ЛГБТ направления, например, общественная организация «Инсайт»[17], которая оказывает помощь и поддержку лесбиянкам, геям, бисексуалам, трансгендерным, квир и интерсексуальным людям, занимается правозащитной и просветительской деятельностью, в частности уже много лет соорганизовывает феминистические и женские марши в Киеве. Следует упомянуть и Харьковское женское объединение «Сфера»[18], которое в 2001 году начиналось как неформальная инициатива лесбиянок и за 18 лет существования стало одной из крупнейших ЛГБТ и феминистических организаций в Восточной Украине.

Целый ряд откровенно феминистских инициатив появились в разных городах Украины уже после Революции достоинства, лидерки и участницы которых демонстрируют исключительную эгалитарность, открытость, инклюзивность и креативность в своей деятельности. Примером может служить «Феминистическая мастерская», возникшая летом 2014 года как неформальная феминистическая инициатива в стенах УКУ и впоследствии переросшая в независимую общественную организацию. К своим разнообразным по тематике и форме акциям (творческим, образовательным, протестным, культурным и т.д.) активистки привлекают людей разного возраста, пола, образовательного уровня и профессий[19].

О зрелости украинского феминистического движения свидетельствуют и серьезные идеологические дискуссии. Одним из таких проблемных вопросов, мнения по которому радикально расходятся, является проблема проституции — декриминализировать секс-работу или, наоборот, криминализировать клиента по шведской модели. Отличаются позиции феминисток и в вопросе возможного (не)участия трансгендерных женщин в женском движении. Платформами для такой (часто острой, но чаще — содержательной) полемики становятся феминистские сообщества в социальных сетях, прежде всего Феминизм.УА (которое действует под руководством Марии Дмитриевой с 2011 года и в настоящее время насчитывает около 9 тыс. участниц/ков) и Резистанта (более малочисленное и молодое, но радикальное по духу сопротивления патриархату сообщество под руководством Елены Зайцевой). В целом роль Интернета и социальных сетей в распространении феминистских идей, артикуляции важных для женщин проблем, мобилизации феминистического сообщества и развития солидарности трудно переоценить. Ярким примером могут служить феминистские флешмобы в Фейсбук, которые позволяют быстро охватить огромную аудиторию. Например, в 2016 прошло две таких акции, инициаторками которых стали известные фемактивистки. Первую под хэштегом #ЖінкаЯкаНадихає («#ЖенщинаКотораяВдохновляет») инициировала Тамара Злобина, предлагая преодолевать совково-коммерческий шаблон празднования Международного женского дня, наполняя информационное пространство историями об успешных женщинах, которые являются образцом для подражания. В июле того же года Настя Мельниченко инициировала акцию #яНеБоюсьСказати («#яНеБоюсьСказать»), затронув культурно-табуированную тему сексуального насилия со стороны близких людей как личного замалчиваемого опыта многих женщин. В результате тысячи откровенных и болезненных женских историй были обнародованы в сети, оголив таким образом масштаб и глубину проблемы, о которой «не принято говорить».

Предубеждения и враждебность по отношению к феминизму в украинском обществе уменьшаются пропорционально распространению знаний о феминистской идеологии, активизме и феминистским исследованиям. С одной стороны, в Украине уже наработан серьезный массив научных публикаций по феминистской и гендерной тематике (переводы классических работ и собственно украинские исследованя в различных сферах). С другой стороны, гендерному просвещению очень способствуют научно-популярные и публицистические издания, которые в доступной форме доносят идеи гендерного равенства, освещают факты гендерной дискриминации, представляют основы феминистского движения, объясняют разнообразие течений феминизма, раскрывают исторические и культурные контексты развития феминизма в разных странах в разные времена[20]. Кроме того, различные СМИ все больше интересуются этой тематикой, публикуя интервью с активистками и экспертками, приглашая их на радио и в телестудии, что позволяет более широком кругу развеять несколько «демонизированный» образ феминистки и лучше воспринять ключевые идеи феминизма.

Летом 2017 года Украинский женский фонд провел масштабный опрос активисток женских организаций, чтобы оценить состояние развития движения в Украине. Результаты обнаружили как слабые места, так и сильные, и показали готовность к более глубокой консолидации и сотрудничеству[21]. Очевидно, как и в любом другом движении, у украинских феминистических организаций нет и не может быть полного единодушия в идеологических вопросах, главных приоритетах и второстепенных задачах, формах и способах деятельности, средствах достижения целей и т.д. Но одна черта все же позволяет говорить об общности — это признание имеющейся дискриминации женщин в современной Украине и осознание необходимости изменить такое положение вещей.

Итоги

Согласно данным опроса 2012 года, чуть ли не десятая часть украинских женщин уже готова была назваться феминистками[22]. С начала 1990-х ситуация качественно изменилась, но остается неоднозначной. Сейчас имеем общество, в котором благодаря самоотверженному труду женских общественных организаций и исследовательниц подготовлена ​​почва для внедрения гендерного равенства; в то же время само понятие «гендер» оказалось дискредитировано усилиями консервативных сил. Несмотря на наступления консерваторов и невежество и патриархальность многих чиновников, оснований отчаиваться нет: как бы там ни было, а украинское государство должно выполнять свои международные обязательства по обеспечению гендерного равенства, если не хочет оказаться в международной изоляции. Феминистические инициативы растут и крепнут во всех сферах общественной жизни, а феминистическое движение становится все более массовым и идеологически разнообразным. Наконец появляется шанс «назвать вещи своими именами»[23]: борьбу против дискриминации женщин в Украине — феминизмом, а анализ источников, проявлений и механизмов действия патриархата — феминистскими исследованиями.

Перевод с украинского Ирины Малышевской.


[1]                     Обзор событий, которые свидетельствуют о возрождении сугубо политического (феминистского) смысла праздника 8 Марта см.: Kis, Oksana. Ukrainian Women Reclaiming the Feminist Meaning of International Women’s Day: A Report about Recent Feminist Activism // ASPASIA: International Yearbook of Central, Eastern and Southern European Women’s and Gender History. — 2011. — № 6. — Р. 219–232.

[2]                     Социологические опросы, проведенные в 2004 и 2008 годах во Львове и Донецке засвидетельствовали, что жители обоих городов продолжают активно отмечать 8 Марта (в Донецке — 91,0 % и 86,1 % соответственно, во Львове — 64,5 % и 53,4 % соответственно). База данных: Грицак Ярослав, Маланчук Оксана, Черниш Наталя, Середа Вікторія, Сусак Віктор. Львів—Донецьк: Соціологічний аналіз групових ідентичностей та ієрархій соціальних лояльностей (1994, 1999, 2004; вибірка: 400+400).

[3]                     Подробнее см.: Кісь, Оксана. Украдене свято: історичні трансформації смислу 8 Березня // dt.ua. — 2013. — 6 березня; Карпова Галина, Ярская-Смирнова Елена. Символический репертуар государственной политики: Международный женский день в российской прессе, 1920–2001 // Социальная история: Ежегодник 2003. Женская и гендерная история / Ред. Н. Л. Пушкарева. — М., 2003. — С. 488–509; Chatterjee, Choi. Celebrating Women: Gender, Festival Culture, and Bolshevik Ideology, 1910–1939. — Pittsburgh, 2002.

[4]                     Отдельные примеры таких поздравлений можно найти в: Kis, Oksana. Choosing without Choice: Predominant Models of Femininity in Contemporary Ukraine // Gender Transitions in Russia and Eastern Europe / Ed. M. Hurd, H. Carlback, S. Rastback. — Stockholm, 2005. — P. 112–113; Kis, Oksana. “Beauty Will Save the World!” Feminine Strategies in Ukrainian Politics and the Case of Yulia Tymoshenko // Spaces of Identity. — 2007. — Vol. 7. — № 2. — P. 67.

[5]                     Вітання Президента України Віктора Ющенка з нагоди 8 Березня // www.president.gov.ua

[6]                     Відкритий лист Президентові України // http://zgroup.com.ua. — 2008. — 18 березня.

[7]                     Литвин пояснив гегемонію чоловіків у політиці «еволюційною вищістю» // http://tsn.ua. — 2012. — 2 березня.

[8]                     Лист жіночих громадських організацій голові Верховної Ради України // http://gender.at.ua. — 2012. — 6 березня.

[9]                     Типичным примером может служить ситуация с противодействием насилию над женщинами, которую подробно проанализировала Александра Грицак, см.: Hrycak, Alexandra. Transnational Advocacy Campaigns and Domestic Violence Prevention in Ukraine // Domestic Violence in Postcommunist States / Ed. K. Fabian. — Bloomington, 2010. — P. 45–77.

[10]                   Подробнее см.: Kis, Oksana. Feminism in Contemporary Ukraine: From “Allergy” to Last Hope // Kultura Enter. — Lublin, 2013. — Vol. 3. — Р. 264–277.

[11]                   См.: Kis, Oksana. Ukrainian Women Reclaiming the Feminist Meaning of International Women’s Day: A Report about Recent Feminist Activism // ASPASIA: International Yearbook of Central, Eastern and Southern European Women’s and Gender History. — 2011. — № 6. — Р. 219–232; Гриценко, Ганна. Марші 8 Березня: винайдення феміністичної традиції // https://genderindetail.org.ua. — 2018. — 16 березня.

[12]                   См., напр., статьи Марии Дмитриевой (https://krytyka.com/ua/articles/femen-na-tli-hrudey), Ларисы Лисюткиной (https://krytyka.com/ua/articles/fenomen-femen-malyy-vybukhovyy-prystriy-made-ukraine), Ольги Плахотник и Марии Маерчик (https://m.krytyka.com/ua/articles/radykalni-femen-i-novyy-zhinochyy-aktyvizm).

[13]                   https://femen.org/

[14]           Официальный трейлер здесь: https://www.youtube.com/watch?v=OHyPSREmeRA

[15]                   Больше информации см.: http://ofenzyva.wordpress.com

[16]                   Там же.

[17]            https://www.insight-ukraine.org/uk

[18]            http://sphere.org.ua/history-of-sphere/

[19]            https://femwork.org/

[20]           Т. Марценюк. Гендер для всіх: виклик стереотипам. К., 2017; Т.Марценюк. Чому не варто боятися фемінізму. К., 2018

[21]                   Сучасний жіночий / феміністичний рух в Україні: погляд зсередини // www.uwf.org.ua

[22]                   Опрос провело мониторинговое агентство NewsEffector совместно с Фондом «Интеграция» (РФ). В опросе приняли участие 8 400 человек в возрасте от 18 до 55 лет. Опрос проводился 6–17 августа 2012 года в России, Украине и Беларуси. См.: В Україні більше феміністок, ніж у Росії і Білорусі (опитування) // www.unian.ua. — 2012. — 17 серпня.

[23]             См.: Павличко, Соломія. «Фемінізм — непоганий інструмент, щоб назвати речі своїми іменами» // www.day.kiev.ua. — 1998. — 13 червня.

11 лютого 2022
Поширити в Telegram
369
Репліки Спільноти
Реплік ще немає, Ваша репліка може бути першою
Усі статті теми
How Women Changed the Ukrainian Army
The Russian military invasion of Ukraine in early 2014 marked the beginning of military reform. Women were an important part of this process, initiating a number of changes 'from below' that had a positive impact on the security sector and gender equality.
Феминизм в Украине: шаги навстречу себе. Ч. 2. Государство и женские движения
Чего достигли феминистки за три десятка лет украинской независимости? На самом деле немало: сформировались гендерные студии как область науки и образования, женское движение прогрессировало к феминистическому политическому действию, украинский феминизм имеет немало идеологических направлений. Государство же десятилетиями ведет двойную игру, на словах декларируя принципы гендерного равенства, а на деле перекладывая всю ответственность на общественный сектор. О том, почему так произошло, какие угрозы и перспективы имеет сотрудничество с государством — во второй части исследования Оксаны Кись.
Феминизм в Украине: шаги навстречу себе. Ч. 1. Академический феминизм
Чего достигли феминистки за три десятка лет украинской независимости? На самом деле немало: сформировались гендерные студии как область науки и образования, женское движение прогрессировало от консервативного видения феминности к феминистическому политическому действию, украинский феминизм имеет немало идеологических направлений и групп. Государство же десятилетиями ведет двойную игру, на словах декларируя принципы гендерного равенства, а на деле перекладывая всю ответственность на общественный сектор. Эта статья — увлекательное путешествие во времени, от конца 1980-х годов до сегодняшнего дня, показывающее, что сделано и что имеем сейчас.